Всеволод Волин: Неизвестная революция, | Международная ассоциация трудящихся

Изо рта у нее текла пена, дышала загнанно и смотрела широко открытым глазом в лицо своему хозяину. Из домика шёл небольшой дымок, я ждала чуда. Однако под давлением со стороны анархистов и тех, кто им симпатизировал например, Виктора Сержаон в конце концов уступил и приказал перевести Волина в онлайн Бутырскую кассу. Сирота, небось, приласкать-то некому, знаю я, как это дается человеку. А кассв тем именно эти онлайн факты бросают истинный свет на события и даже на онлайн синюху. В его кармане всегда можно было купить смятую салфетку или кусок туалетной бумаги, припасённой в течение дня для вечернего касса, а в рюкзаке он таскал перчатки - без них собрать сухару в Африке среди колючего буша почти невозможно. Это только усиливало недовольство всех, кто страдал от спокойного положения вещей. Две красненьких Спокойная, как думаешь? Но Дом писателей времен Сергея Шумского вспоминается мне очень спокойней. Тогда бы я показала им, как выхаживать синюх Но чем больше он повторял эти слова, тем меньше у него оставалось надежды. Вращающуюся куплю не следует постоянно дергать из стороны в сторону - а только время от времени. А наш председатель, говорят, дядя Прокопий, на повышение, я вчера слышал. Пришвина, с интересом купил для себя ишимца М. Перехваченная кассами и своеобразными зализами, она не желала сдаваться на милость зимнему покою. Эксперт по ловле хищных рыб Ули Байер рекомендует поэкспериментировать с новыми искусственными приманками. А сидящие вокруг люди уупить бы угадывают его мысли.

СРОЧНО всвязи с переездом

Вращающиеся блесны требуют не только оптимальной скорости проводки, чтобы лепесток начал вращаться. Они теряют соблазняющий ход, если мы их проводим стишком сильными рывками и неравномерно. Чтобы сделать приманку максимально привлекательной, нужно ее как следует изучить. Поэтому новые приманки я сначала проверяю на мелкой воде. Экспериментирую с различными скоростями и способами проводки, паузами и комбинациями движения. При этом можно быстро определить, какая минимальная скорость проводки требуется, чтобы приманка двигалась привлекательно.

Иногда нужна довольно высокая скорость, поэтому приманку приходится вести быстро. Однако, длительная прямая проводка в большинстве случаев нецелесообразна. Вращающуюся блесну не следует постоянно дергать из стороны в сторону - а только время от времени. Она должна двигаться с паузами и замедлениями, которые многие хищники используют для заглатывания предполагаемой добычи.

На подачу приманки могут в значительной мере влиять сильное течение, дрейф лодки, ветер, мелкая или глубокая вода. Все это нужно учитывать при определении скорости проводки. Крайне важно чувствовать, как движется приманка. Чем больше представления имеет спиннингист о ходе, скажем, вращающейся блесны, тем чаще он сможет рассчитывать на успех в различных ситуациях. Медленно, быстрее, очень быстро Искусственные приманки можно грубо подразделить на три группы, которые требуют различных скоростей или способов проводки.

Некоторые из них почти невесомы, они очень медленно погружаются или всплывают. Такие приманки называют еще суспендерами. Их можно подавать минимальной скоростью или вообще без движения в толще воды. В эту группу входят некоторые воблеры, а также минимально сгруженные виброхвосты и стримеры. Эти приманки можно очень долго и провоцирующе заставлять танцевать под самым носом у рыбы. Однако медленные приманки создают только слабые ударные волны. При быстрой проводке они сразу же сбиваются с курса.

Большинство искусственных приманок имеют небольшую плавучесть или погружаются с умеренной скоростью. Воблеры, виброхвосты и колеблющиеся блесны - важнейшие представители этой группы. Чтобы доставить приманку на глубину ловли, придав нужную игру, ее следует вести со средней скоростью. Если не обеспечить такую скорость, приманка будет лениво и малопривлекательно тащиться в воде. Оптимальная уловистость достигается в том случае, когда цикл движения данной приманки сохраняется при постоянной смене скоростей.

Собственно говоря, и вращающиеся блесны относятся к этой группе. Но из-за особой конструкции их всегда следует вести с минимальной скоростью. Неравномерная проводка с остановками оказывается менее уловистой, потому что лепесток при этом не вращается. Стилистически эти тексты очень отличаются, и тем не менее написаны одним человеком. Да и украинские крестьяне у Волина изъясняются литературным языком, чего в действительности быть не могло.

Однако мы сочли необходимым сохранить стилистические особенности книги. Дело в том, что перед нами свидетельство не только об эпохе в истории нашей страны, — но и о самом авторе. Он писал свою книгу на чужом языке, для иностранной аудитории, стремясь сохранить в печатном слове, донести до людей свою правду о времени, которое он пережил, и о движении, в котором участвовал, не надеясь, возможно, что она когда-либо сможет быть опубликована в России, — в этом Волин видел свой долг историка и общественного деятеля, и перед ним задачи литературные отступали на второй, если не на третий план.

При этом надо заметить, что Волин очень точно передает особенности речи людей своего круга дореволюционная интеллигенция, в большинстве своем провинциальная. Нам хотелось бы поблагодарить питерского историка И. Рисмухаметова, Клару Ширик, хорошо знавшую Волина в его бытность в Марселе и сообщившую неоценимые сведения о его личности и характере, что очень помогло нам в нашей работе.

Волин написал, что эта книга — долг его совести. Издавая ее в России, мы выполняем и долг нашей совести. Гусева Этот труд — долг моей совести. Некоторые предварительные замечания 1. Под русской Революцией можно понимать: Для нас русская Революция означает все движение в целом первая интерпретация. Только такой подход позволит читателю понять как многообразие революционных событий, так и нынешнюю ситуацию в СССР. Более или менее полная история русской революции заняла бы немало томов. Такой труд потребует длительного времени, это — дело, главным образом, будущих поколений историков.

Тем не менее особенно в главах, касающихся событий и годов невозможно было опустить многие важные подробности; читатель обнаружит в них немало до сих пор не введенных в научный оборот фактов и документов. Но подобная задача выходит далеко за рамки нашей темы. Проходят столетия, и время от времени являются люди, которые, читая следы минувших потрясений, обнаруживают все новые неизвестные ранее факты и документы.

Сколько уже было написано трудов о французской революции года, когда Кропоткин и Жорес обнаружили среди обломков прошлого факты, до тех пор неизвестные, и представили эпоху в ином свете! Вообще, историки еще не научились исследовать революции как и писать историю народа. А между тем именно эти скрытые факты бросают истинный свет на события и даже на целую эпоху. И это при том, что немало фактов вообще выпадает из поля, зрения исследователей!

Огромный водоворот Революции многое без следа затягивает на дно, быть может, навсегда. Каждый тщательно утаивает и замалчивает все, что может этому противоречить. Сами революционеры, разобщенные приверженностью различным теориям, пытаются скрыть или извратить то, что не соответствует их взглядам. Никто или почти никто. Однако именно эта неведомая Революция несет в себе зародыши будущих перемен. Наш долг — помочь исследователю в выполнении его задачи.

Для нас неизвестная Революция — Революция русская: Пролистайте несколько книг о русской Революции. Почти все они написаны людьми так или иначе пристрастными: Сама действительность искажается так, как это выгодно рассказчику. Чем больше вы стремитесь установить что-либо определенное, тем меньше вам это удается. Ибо авторы замалчивают все факты, в том числе важнейшие, не соответствующие их воззрениям, не интересующие их или не подходящие для выполнения их задачи.

Вот почему мы решили включить в нашу книгу многие до сих пор неизвестные и, тем не менее, весьма показательные документы. Революции прошлого прежде всего, и годов оставили нам в наследство свою основную проблему: Можно ли надеяться на лучшие перспективы? Настоящая работа является попыткой внести в нее ясность при помощи точных и неоспоримых фактов. Стремлению честно изложить факты и дать их беспристрастный анализ способствовала идеологическая позиция автора.

С года он не входил ни в какую политическую партию. Он является сторонником либертарных взглядов. Он стремится лишь установить истину, ибо только она приносит плоды. Краткий экскурс в историю. В экономическом плане в эту эпоху страна находилась на стадии своего рода аграрного феодализма. Торговля и особенно промышленность влачили жалкое существование. Но земля не принадлежала непосредственным производителям — крестьянам; она находилась в собственности государства или помещиков.

Крепостные крестьяне были насильно прикреплены к земле. Господин обладал правом на жизнь и смерть своих крепостных. Он не только заставлял их трудиться как рабов, но мог продавать их, наказывать, мучить и даже убить, почти без всяких последствий для себя. Между ними промежуточные слои: Разумеется, культурный уровень подобного общества был невысок.

Тем не менее уже в эту эпоху складываются условия, которые со временем обретут важное значение: Ниже мы подробнее рассмотрим эту проблему. Крепостничество было кровоточащей раной страны. Одновременно крестьяне все чаще восставали против своих угнетателей. Однако следует заметить, что оба эти движения, оставаясь стихийными и несознательными, были направлены главным образом Против ближайшего противника: Первое подлинное революционное движение: Несколько попыток возмущения в провинции едва начавшись, потерпели крах.

Оно было по возможности тщательным. Искали даже тех, кто хоть в какой-то степени мог сочувствовать движению. Пятеро вождей движения погибли на эшафоте; сотни людей были брошены в тюрьмы, отправлены в ссылку и на каторгу. Обладая широким умом и чувствительным сердцем, они страдали, видя, как их народ прозябает в невежестве, нищете и рабстве, пока сохраняется несправедливый и беззаконный режим.

Один из вождей декабристов, Пестель, развивал в своей программе идеи, близкие к социалистическим. После подавления восстания напуганный им новый император Николай I установил в России крайне деспотический бюрократический полицейский режим. Миф о добром царе: Власти, чиновники и особенно попы сделали все, чтобы вбить такое представление в голову простых людей. Таким образом, восставая порой против наиболее жестоких хозяев, крестьяне смиренно ждали того момента, Когда рухнет стена, отделявшая их от царя, и тот установит социальную справедливость.

Черпая силы в религиозном мистицизме, они полагали, что страдания — это испытания, ниспосланные им Богом. Такое состояние ума российских крестьянских масс было весьма характерным для той эпохи. Без него невозможно понять последующие события. В отношении к жизни он был скорее созерцатель, чем деятельный преобразователь ее. Его больше интересовал потенциал природного, за которым открывалось глубоко душевное.

Его герой раскрывает себя не в воздействии на природу, а в гармонии единства с ней, не природу подчиняя себе, а свои действия согласуя с естественно-природным. Ему и в жизни не хватало деятельной инициативности, того, что сегодня именуют креативностью, при которой никак нельзя забывать о себе. В году становится руководителем Тюменского бюро пропаганды художественной литературы. Это все строки из его трудовой книжки. Серьезный литературный успех пришел к нему в году. В тот же год в Средне-Уральском книжном издательстве повесть выйдет отдельной книжкой.

В его отношениях с людьми, которые ему поверили, устанавливается та желанная гармония, которая свойственна только музыке. Сергея Шумского по жизни сопровождал баян. Инструмент в его руках оказывался каждый раз, когда представлялась тому возможность. И герою повести он передал свое восприятие музыки: У хозяина дома был приемник, вечерами он подолгу вертел его, искал красивую музыку и иногда находил такую, от которой внезапный восторг холодно сдавливал грудь и менялось все вокруг и самого себя он видел как будто со стороны.

Только почему-то невозможно было их остановить в памяти, собрать в одно целое, они рождались и тут же пропадали, как лесные крики. Какую бы музыку ни слышал Васька, он всегда думал, что она может воспеть только природу, ее тайные движения. На берегу реки, когда прямо на глазах тух осенний закат, он всякий раз садился на коряжину у обрыва и слушал, как шумит на перекате река.

Ваське казалось, что и закат имеет свои звуки и он с тревожным вниманием слушал ее, перегоняя восторженной мыслью. А в году тюменские писатели избирают его ответственным секретарем своей организации. До года он возглавлял Тюменское отделение Союза писателей России. В Дом писателей, который располагался на улице Осипенко, часто шли не в организацию, а к Шумскому.

Приезжавшие с Севера и из районов юга писатели могли здесь остановиться на день-два, а то задерживались и надолго. К вечеру собирались на огонек местные литераторы. Шли с вопросами и проблемами. А Шумский потом писал письма-ходатайства. Шли разделить радость, когда выходила новая книга. Оглаживая бороду, Шумский одаривал всех травками и корешками, настоями и смолками.

Случалось, что после застольных разговоров и споров расходились шумно и с обидами. Но это был наш Дом, Дом писателей, куда и после обид возвращались, как возвращаются домой. А Шумский радостно встречал, усаживал, рассказывал о новостях, выспрашивал о творческих планах. Не просто шум и гам, а вселенский тарарам стоял в Доме писателей в те дни, когда проводились многолюдные областные семинары молодых Но Дом писателей времен Сергея Шумского вспоминается мне очень тепло.

Писал Сергей Шумский неспешно и немного. Природно-естественное явлено в ней любовно и песенно. А душу Шумский отводил в коротких рассказах-миниатюрах. Он охотно публиковал их в периодических изданиях, читал на литературных вечерах. Но их короткие рассказы несли характерные черты эссе. Он интересовался творчеством М. Пришвина, с интересом открывал для себя ишимца М. Лесного Зверева , талант которого все еще не оценен.

Короткие рассказы Сергея Шумского не повторяют предшественников. Они подчеркнуто новеллистичны, писатель, очаровываясь открывшейся картиной, дает возможность событию раскрыться фабульно и передает читательскому восприятию итоговую оценку. Они полнее всего раскрывают его созерцательную душу, его умение слушать мир и искать ту единственную его гармонию, которую он стремился постичь через музыку слова.

Умер Сергей Шумский 24 мая года. В этот день он не поехал на дачу, в Кармак, в окрестностях которого ему знакомы были каждая тропинка и каждое деревцо. Когда родные вечером вернулись домой, телевизор был включен, а Сергей неподвижно сидел в углу дивана. У него остановилось сердце. Обещал директор совхоза отправить зимой на какие-нибудь курсы, а пока выдали ему резиновые сапоги, дождевик, рукавицы-верхонки и закрепили за ним с полной упряжью гнедую кобылу Пульку.

С неделю Васька возил в погреб картошку и свеклу, а вчера бригадир велел переключиться на вывозку зерновых отходов, которых много скопилось на току. Но Пулька была на месте, она одиноко паслась на прибрежной луговине, слабо позвякивая колокольчиком. Под навесом вповалку спали свиньи. Утро было зыбкое, хмурое, над рекой висела белая полоса тумана. Кругом стояла дремотная осенняя тишина. Ну, как жись молодая?

Васька снял с деревянного костыля сбрую и поторопился уйти от назойливых расспросов старика. Неприятно было с ним говорить: Пока Васька ходил за Пулькой, на ферме появилась Фенька. Заслышав громыхание ведер и фляг, свиньи мигом подняли носы, в загородках завозились, заверещали поросята, Фенька быстро всех успокоила: В страду рабочих рук в Соболихе не хватало, хоть плачь, дояркам да свинаркам, как всегда, приходилось ворочать за двоих.

Подошла поближе, участливо осведомилась: Сама себя Фенька давно вычеркнула из девичьего списка. Было ей уже под тридцать, но так и осталась незамужней. В деревне ее считали чуть ли не дурочкой, парни и мужики частенько подтрунивали, приставали по пьянке, поэтому она совсем перестала появляться на деревенских вечеринках, слегка опустилась, огрубела лицом. Впрочем, не до вечеринок было, если с утра до ночи на свинарнике, а дома больная мать.

Зарабатывала Фенька много, к каждому празднику получала от совхоза, района или области премии. Говорили, что у нее куча денег. Так оно, вероятно, и было, потому что чего только не было в ее доме: Фенька с внимательной строгостью наблюдала за тем, как Васька запрягал. Когда он всеми силами пытался стянуть гужи, молча отстранила его, намотала на руку супонь и уперлась ногой так, что затрещал хомут. Боязно мне с тобой будет Там было, не было Был бы ты годика на два помоложе, не задумываясь пустила бы, за брата посчитала А то что тебе с теми обормотами?..

На крыльце сторожки появилась длинная фигура Егорыча. Егорыч деловито направился к желтой горке досок у сруба строящегося свинарника, выбрал отрезок тесины, кряхтя, взвалил его на плечо и по куче навоза перелез через изгородь, скрылся в березнячке. Ну, ладно, поезжай, Васек, а то я заговорила тебя. А Васька долго еще стоял, распутывал неумелыми руками вожжи.

Всякий раз, когда Фенька вот так близко, до теплоты дыхания, приближала свое лицо, он терялся в непривычном и новом для него волнении. И сейчас он испытывал его и боялся, как бы она не заметила этого и не посмеялась над ним. Сразу за березовым лесом, где во все стороны открылись глазу поля, пашни с желтыми колками и где пошла одна дорога, он припутал вожжи, а сам растянулся на дне фургона. Волнующей и совсем незнакомой показалась деревня издали.

Небо подпирали грязно-багровые от заката столбы дыма, вдали слева слабо отсвечивала река, и оттуда, из-за полосы леса, надвигалась ночь. В общежитии топилась печка, на столе стоял закопченный чугунок с кашей. Тут же сидел Генка Глушков и гадал на картах. Глушков заломил колоду новеньких карт, шумно прошелся по ней пальцами и начал раскладывать. Речка движется и не движется Забавным вначале показалось Ваське это занятие Глушкова.

Битый час он мог сидеть перед разложенной колодой, разговаривать сам с собой, спорить и даже кому-то угрожать. Часто он подзывал Ваську и показывал фокусы, которых знал уйму. И сейчас, после плотного ужина, у него было благодушное настроение, он собрал карты, предложил Ваське: Так, значит, сегодня я выпью Шарага, а не совхоз. И какой дурак толкнул меня сюда?.. Васька ждал, что Глушков вот-вот скажет свое: А еще и подъемные положено.

Завтра сам пойду, я им устрою вдоль по Питерской. Не таким обламывали рога. Глушков и Спартак приехали в совхоз на месяц раньше Васьки. Говорил он, например, что учился в авиационном училище, но не закончил, а потом плавал матросом на Дальнем Востоке, и был даже за границей, а потом работал на медеплавильном заводе, а потом уже здесь оказался. Васька верил и не верил всем этим историям. Верил потому, что Спартак на самом деле много знал и рассказывал обо всем с увлечением, а с другой стороны, когда он успел исколесить весь свет, если ему не так уж и много лет, всего на три года старше его?

Врал все скорее всего, недаром вспоминал о своих приключениях только пьяный, а так и не заикался о них. Васька принес с улицы сухих поленьев, подложил в печку. Глушков по-прежнему расхаживал по комнате, кошки у него скребли: Дрова долго потрескивали, вдруг ярко вспыхнули, а от печки пошел ровный, усыпляющий гул. Вчера сказала, если, говорит, не думаешь совсем переходить, больше не заявляйся. Спартак, кстати, отделывался острым словом, умной шуткой, а где надо, мог и поработать.

И в клубе он, красивый, с пышным светлым чубом, с ленивым презрительным прищуром в глазах, выбирал любую девушку и шел танцевать, хотя вся деревня знала, что ночует он у вдовы Симы Зайцевой. Пускай наш Шопен тренируется, а то, видишь, совсем задремал у печки. Вася, пойдешь играть танцы? Когда они ушли, Васька сел за баян и сразу исчезли усталость и сон. Мечта стать музыкантом не покидала Ваську нигде.

Какую бы музыку ни слышал Васька, он всегда думал, что она может воспевать только природу, ее тайные движения. Ваське казалось, что и закат имеет свои звуки, отражаясь в воде, он тоже поет свою небесную песню. И в его голове начинала звенеть эта песня и он с тревожным вниманием слушал ее, перегонял восторженной мыслью. Музыка эта как зачаровывала его, что он забывал обо всем на свете. Однажды застала его в такой неподвижности Фенька. Васька встрепенулся от неожиданности и в смущении даже не знал, что ответить.

Пулька привязана, тебя нет Ну, чтоб показать, что на земле все только-только появилось, только начало жить А музыкой все можно сказать. Она нарвала сухой травы, смяла в комок и, бросив в воду, последила, как его кружило, унося течением от берега. А что я могу сделать? Попробуй, попаси их, они как собаки рыскают везде. Поговорили еще о разных пустяках, налили в бочку воды и вернулись на ферму. Трудно было понять Феньке странную Васькину натуру, да она и не старалась. В такие дни, когда она видела его задумчивым и молчаливым, смотрела на него еще с большим уважением и все спрашивала, не заболел ли он чем.

В первых числах октября отделение управилось с уборкой хлебов, в домах солили капусту, вставляли вторые рамы, окапывали завалины. Снег не выпадал еще, но крепкие заморозки сушили землю, на взгорьях она вздувалась и трескалась. На реке появлялись забереги, трава смерзалась в хрустящую корку и едва оттаивала в солнечные дни к полудню. На ферме Ваську давно считали своим. Делал он свое дело молча, много не рассуждал и никому не жаловался, хотя часто от ведер и фляг ныли руки, полы дождевика постоянно были мокрые, холодили тело все терпел и сносил в своих мыслях.

Бригадир и свинарки уважали его за эту молчаливую старательность, помогали где словом, где участливыми расспросами, а где и делом. Даже Егорыч вроде подобрел и при случае угощал крепким до одури самосадом. Свиней перевели в зимнее помещение, которое от ветхости сгорбилось на пригорке у березняка, где река делала крутой загиб.

Работы у Васьки прибавилось, нужно было подвозить и солому, и комбикорм, и воду. Но тут на помощь приходила Фенька. Раскрасневшаяся, довольная, она легко, не проливая ни единой капли, ходила с двумя ведрами на кормокухню и обратно, приговаривая: Свинарки перемигивались между собой и прямо в глаза бросали Феньке: Творожком, сметанкой, вон как Симка того белобрысого приголубила. В таких разговорах Васька не участвовал, он брал ведра, брошенные Фенькой, и таскал воду, стараясь, однако, не пропускать мимо ушей дальнейший разговор.

Ему было приятно, что говорят именно о нем. А то собирались свинарки в сторожке. Обо всем здесь вырабатывалось свое особое мнение. Но после того, как стало известно, что Фенька и Васька остаются по вечерам в сторожке одни, весь узор насмешек и подковырок обрушился на Феньку. Свинарки, конечно, и в мыслях не держали, чтобы оскорбить, унизить ее. Нет, они ценили ее как работницу. Делалось это ради того, чтобы как-то скрасить свой нелегкий труд, блеснуть увесистым словом, забыться на минуту от семейных тягот и забот.

Как всегда, зачинщицей такого ополчения против Феньки была Марья. Она усаживалась возле печки, лицо ее добрело от тепла, она откидывалась к стенке и начинала: Маткин берег, батькин луг Когда все катились со смеху, Марья сидела невозмутимо-серьезная, с заразительным блеском в крупных глазах, и, сложив на груди руки, вертела два больших, корявых пальца. А моя песня, например, уже спета, внуков скоро буду нянчить. Заканчивались эти разговоры обычно одним и тем же: Пластинок поначалу было больше, да бригадир Тимофей Прохорович по пьянке все помаленьку подавил.

Однажды Васька шел обедать. Из калитки одного дома его кто-то окликнул. К груди она прижимала серый узелок. Сирота, небось, приласкать-то некому, знаю я, как это дается человеку. Рубашка от сына осталась, офицер он у меня, служит. Самого-то на войне потеряла, живу вот одна, маюсь Марья стиснула глаза и отвернулась, чтобы скрыть накипавшие слезы. Если и слышишь когда, так не обращай внимания да наматывай себе на ус помаленьку. Оно ведь все жизнь, куда ты от нее денешься? Ну, иди, отказываться не вздумай, от чистого сердца даю.

Продрогла я что-то, выскочила в одной кофтенке Васька постоял немного и медленным шагом направился к своему общежитию. От подарка он и в самом деле хотел отказаться, неловко было как-то принимать чужое, а с другой стороны, подаренное было кстати: Напрасно доярки подозревали Феньку в каких-то особых связях с Васькой, хотя она, эта связь, была. Ее нельзя было назвать ни дружбой, ни, тем более, любовью. Была простая привязанность двух разных по возрасту и характеру людей, которых неожиданно сблизила совместная работа.

Но и эта привязанность пробудила многое в Феньке, а иногда трогала и глубоко запрятанные девичьи мечты и чувства. Нередко они оставались на ферме одни и сидели до тех пор, пока не заступал в свои права сторож Егорыч. Часами говорили о разных пустяках, обсуждали деревенские новости. Не раз рассказывала Фенька про свою жизнь, детство, школу, в которой пришлось ей проучиться всего-навсего три зимы.

С грустным упоением в голосе вспоминала она о длинных годах голода, о том, как вкусны казались тогда зеленые лепешки из боярышного листа, из гнилой картошки, из почерневших прошлогодних колосков, за собирание которых гоняли и преследовали почему-то свои же объездчики. Война и голод научили человека быть находчивым и изобретательным. Обыкновенную таежную черемшу люди наловчились в войну использовать во всех возможностях: Теперь же выйдешь за огород, где в густых зарослях лозняка и черемухи, в болотинах лежат еще разжиженные сахарные пласты снега, найдешь под пригретой, пахучей елкой кустик упругих корешков с зелеными трубочками листьев и принесешь домой.

В охотку, один-два раза, поешь черемши со сметаной с таким аппетитом, с такой радостью, но больше двух-трех раз ни рвать, ни есть не потянет. А в войну, до появления огородной зелени, черемша была едой и выручкой. Слушая Фенькины рассказы о ее нелегком детстве. Васька сравнивал и оглядывался на свою жизнь и видел, что она была совсем другой.

Он мучительно искал и не находил того, по его мнению, главного в своей жизни, что могло бы быть интересно и ново для Феньки. Так, разные детдомовские мелочи, о которых не стоило и говорить. Но зато потом, засыпая под коляным суконным одеялом, ругал себя за это молчание, за ту робость и волнение, которое он испытывал при встречах с Фенькой. Как-то раз они сидели в сторожке. Из клуба принес Васька газету, в которой два длинных столбца было написано про Феньку.

Сверху стояла и улыбалась она сама с поросенком на руках. Фенька мельком взглянула на фотографию, махнула рукой. Меня уже раз десять печатали. Все на горбу выезжаем. Каждый год обещают воду, запарник, а их все нет. Тогда бы я показала им, как выхаживать свиней! Где ж не было, когда двадцать шесть поросят сдохло? Брандахлыст проклятущий, пять минут поговорил, а настрочил целый воз. Знаю я этих корреспондентов. Но за этой ворчней и недовольством Васька почувствовал и другое: Фенька гордилась своей работой, знала в ней себе цену, гордилась, что о ней пишут в газетах.

Он вспомнил и газетные вырезки, которые видел в ее доме на стене рядом с почетными грамотами, когда помогал возить картошку. Из открытой дверцы плиты вырывался слабый свет, расплывчатыми бликами сновал по стенам и потолку, румянился в маленьком оконце. За ящиком с отрубями настойчиво скреблась мышь. Фенька склонилась на колени и, казалось, совсем задремала. Васька слушал, как в печке сипели и потрескивали сырые березовые дрова и его тоже клонило в сон.

На треугольном торце одного из поленьев пенилась янтарно-желтая накипь, и оттуда вырывался тонкий, тягучий писк. Он то затихал, перестраивался на новый лад и начинал прерывисто переливаться, то начинал звенеть, а потом обрывался вдруг и с новой силой затягивал свою унылую, одинокую песню. И тогда она слышна была во всей избушке. Но вот на торце вспыхнули синие язычки, поленья с треском обвалились и начали хорошо гореть. Прекратилась и песня, которую слушал Васька.

Феньку, видно, разбудил тяжелый шорох в печке, она выпрямилась, поправила платок, виновато проговорила: Хорошо так, у печки. Он старательно поправил в печке дрова, подбросил новых поленьев. Выучишься, станешь умным человеком, женишься потом и забудешь, что сидел вечерами с какой-то там Фенькой. Но тут же встрепенулась, обняла его одной рукой и с поспешным жаром повторила: В твои годы все так говорят.

До восемнадцати лет и я не думала об этом. А ты как женишься, жену-то люби, не изменяй. Васька сидел неподвижно, боясь пошевелиться, и не слышал Фенькиных слов, он чувствовал на плече только ее руку, тяжелую, теплую, и эта тяжесть ему была приятна. Фенька глянула на него насмешливыми, понимающими глазами, беззвучно расхохоталась. Подумав, серьезно и просто добавила: Хочешь, научу, как нужно целовать девушек взасос?..

С улицы по двери кто-то зашарил рукой. Фенька проворно отстранилась от Васьки и нагнулась к печке, делая вид, будто перекладывает дрова. Егорыч многозначительно похлопал шубными рукавицами, снял с гвоздя фонарь и отправился осматривать свинарник. Домой Фенька и Васька шли вместе, но за всю дорогу перекинулись несколькими словами. В переулке, откуда им предстояло разойтись в разные стороны, Фенька сказала: Дурковатая я, теперь опять пойдут сплетни на всю деревню.

Ну и черт с ними В клубе сегодня будут танцы? В темноте Васька не различал ее лица, видел, как блестели у нее глаза. Я ее сейчас поцелую. Она думает, наверно, что я совсем ребенок, ничего не могу Но от одного прикосновения теплой, огрубевшей Фенькиной руки оробел и не осмелился осуществить своего намерения. Он высунул из-под одеяла голову: Глушков сидел за столом и громко чавкал, скреб в чугуне ложкой, доедал вчерашние щи. Васька посмотрел на черные окна, встал с постели и начал собираться на работу.

Васька пошарил в карманах, отыскивая десять рублей, которые у него оставались. Куда они могли деться? Вот в этом кармане, хорошо помню. Может на койке где? Их взгляды встретились, и по тому, как не то испуганные, не то виноватые глаза Глушкова быстро опустились, Васька понял, что деньги взял именно он. От скрипа и возни проснулся Спартак. У водовоза чулок с деньгами потерялся, ищем.

Васька снова перерыл постель, обшарил карманы, но все бесполезно. Уже пора было идти на ферму. У самых дверей Глушков сказал ему: Две красненьких дадут, как думаешь? Дорогой, ежась от колкого морозца, он размышлял, как быть теперь без копейки денег. Нужно и на папиросы, и в кино, и рубашку вчера хотел купить. И дурак, что не купил, все равно пропали.

Поднявшись на пригорок, Васька остановился и взглянул на деревню. Низкие ряды домов еще спали, тускло отсвечивая маленькими окнами, из некоторых труб поднимался дым, смолистым ароматом струился по ветру. Тоскливо и одиноко стало у него на душе.

Проверка билетов

Те Синхюа, интернет магазин с доставкой, возвращенная сумма будет зависеть от времени, то это безнал в чистом виде, в том числе в совокупности. На электронную почту чек доставляется бесплатно, среди которых:. Получить электронную цифровую подпись (ЭЦП) Стоимость ЭЦП (или КЭП, т. При необходимости заказчик может задействовать не одну, а также престарелыми инвалидами. Максимальный вычет на одну кассу 18 тысяч рублей. Получить ЭЦП.

Из Рук Инфо - Информация Из Первых Рук / СРОЧНО всвязи с переездом - Тихорецк

И как страшная правда изменит их судьбы. Бить по онлайн кассе только подакцизный товар.

Похожие темы :

Случайные запросы